Пресса о «Бенарес Экспресс» 

Бенарес Экспресс ”Ни слова про любовь” (2015)

Юлия Калашникова (InRock Magazine)

Рецензия опубликована в #76

Группу "Бенарес Экспресс" основал московский музыкант Димитрий Перец. Названа она в честь города в Индии, известного также как Варанаси, который является "меккой" для верующих-индуистов. На сайте коллектив обозначен как "фанк-оркестр", что вполне обоснованно – в составе целых восемь человек. Возник ансамбль в 2015 году, одновременно с выходом альбома – можно сказать, что сначала был записан материал, а затем из тех, кто принимал участие в его создании, сформировалась группа. Все в ней – давние знакомцы и мастера своего дела. Играет "Экспресс" фанк и соул, "приправленный" джазовыми и блюз-роковыми элементами. Есть на диске и меланхоличные баллады ("Как твои дела", "Запах разлуки", "Вот и всё"), и зажигательные ритмичные пьесы ("Двигай небо", "Надо поработать", "Всеподчиняющий ритм"). Мелодии диска сразу запоминаются, а тексты, которые сочинил Перец, замечательно сочетаются с музыкой. Все они – на русском, что способствует лёгкости восприятия, хотя фанк не назовёшь самой привычной для наших ушей музыкой. Можно сказать, что это музыка для эстетов с русской ментальностью.

Читать на сайте

«Бенарес Экспресс» - «Ни слова про любовь»

Алексей Мажаев (InterMedia)

2015, Broma 16

«Бенарес Экспресс» - новый проект Димитрия Перца, широко известного в узких кругах композитора, саунд-продюсера, аранжировщика и т.д. Более массовой популярности препятствует тяга Димитрия к соулу и фанку, которые массовыми жанрами в нашей стране вряд ли когда-нибудь станут. Но, судя по всему, он и сам не стремится к большому охвату, предпочитая круг понимающих людей. Отсюда и его псевдоним - ну не назвался бы Димитрием Перцем человек, алчущий большой народной любви, - и система своеобразных «паролей» на обложке нового проекта. Бенарес - это священный город индусов, дизайн нового альбома тоже на первый взгляд отсылает к неведомым восточным культурам: случайный слушатель решит, что здесь записаны какие-то кришнаитские песнопения, да и утратит интерес. Между тем, несмотря на все эти знаки и символы, диск и проект оказываются вполне «светскими» и даже европейскими; из смеси соула, фанка и этно здесь порой рождаются вполне форматные и мейнстримовые произведения. Если с кем-то сравнивать, то можно сказать, что хиты «Бенарес Экспресса» отчасти напоминают произведения «Морального кодекса», а самые непростые песни не более сложны, чем композиции, скажем, Сергея Челобанова. Последнему тоже говорили, чтобы он поменьше выпендривался, но он упрямо делал по-своему и без поддержки покровительницы где-то растворился. Димитрий Перец же, похоже, ни с кем внутренней дискуссии не ведёт, а просто делает музыку, как её чувствует.
Кстати, усилия по избавлению альбома от чужих ушей не ограничиваются названием и обложкой. Первый же трек именуется «Всеподчиняющий ритм» и представляет собой фанков-джазовые ритмические упражнения, совершенно недружественные к непривычной к такому слушанию публике. В композиции «Двигай небо» к подобным ломаным мелодическим экзерсисам добавляется ироничный текст - своеобразный путеводитель по музыкальным жанрам, написанный с точки зрения любителя фанка. Всё это весьма любопытно, но опять-таки с непривычки въехать было тяжело. Но если уж вы после столь «трудных» вещей не выключили альбом, Димитрий Перец перестаёт вас испытывать и включает мелодизм и даже «хитовость»: красивую вещь «Как твои дела» вполне можно представить как на лаунжевых радиостанциях, так и попсовых (там, не исключено, предварительно попросят переписать вокал, чтобы звучал не так буржуазно). В том же духе заглавная композиция и «Другая песня», в которых группе особенно удались припевы. Быстрые вещи для восприятия сложнее, но и к ритму, и к своеобразному чувству юмора Перца привыкаешь на удивление быстро. Отдельно нужно отметить «вкусные» аранжировки и виртуозность каждого инструменталиста, работающего на общее дело. Вполне вероятно, что «Ни слова про любовь» мог бы стать близким к идеальному инструментальным альбомом, но Димитрий Перец поставил перед собой более сложную задачу - тексты, вокал, вот это всё - и справился с ней достойно.

Читать на сайте

Резкий, как фанк. Острый, как Перец

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE

29.05.2015

Редкий концерт, долгожданное событие, уникальный артист — в один день и в одно время на втором этаже Клуба Алексея Козлова. 26 мая композитор и автор текстов, вокалист и клавишник, да ещё и продюсер Дмитрий Перец представил свой новый альбом «Ни слова про любовь» и проект «Бенарес-Экспресс», именованный так по названию города в Восточной Индии – месте, где, как считается, происходит переосмысление и перерождение.

Бенарес-экспресс – это фронтмен Дмитрий Перец – вокал и клавишные, ритм секция (Дмитрий Сланский — барабаны, Пётр Дольский — бас-гитара), Владимир Луизо — клавишные, Борис Ахметов — гитара, Дарья Нетунаева — бэк-вокал и могучая духовая секция (Константин Лиховид – саксофон, а также гости — Николай Моисеенко – саксофон и Алексей Батыченко – труба). Сам Перец признается, что «удалось собрать сильнейший коллектив и даже пригласить прекрасных музыкантов, принимавших участие в записи».

Перец редко выступает, нечасто записывает пластинки. Перец – человек-машина и одновременно чрезвычайно тонкая и ранимая душа. О нём вообще мало, что известно. Все только знают, что он всё время всегда и везде – в студии, за кулисами, на переговорах. При этом, что бы он ни делал, всё так или иначе связано с фанком, с ритмом, с динамикой. Фанки-соул для Дмитрия – стиль жизни. Фанк – сама по себе перченая острая субстанция. В интерпретации Перца он становится чили или даже ред хот чили. Лишь соул смягчает вкус, добавляя в него нежнейшего соуса тропического происхождения. «Вы все отлично знаете этого человека!» — представляет Перца ведущий Кирилл Кальян. 

Первая же зазвучавшая композиция — «Всеподчиняющий ритм». «Бит!… Бит!….». Перец – обладатель редкого среди вокалистов вокального грува, который заводит сам по себе. Groove & Swing – среда, в которой Перец чувствует себя абсолютно свободно. Он уходит за ритм, возвращается в него, плавает и ныряет. А даже если б и потерялся, шикарная ритм-секция Дмитрий Сланский – Пётр Дольский оступиться не даст.

Альбом «Ни слова про любовь» выдержан в едином стиле. Более спокойные вещицы «Как твои дела» и «Запах разлуки» — передышка перед более активными и энергичными. «Эпическое» соло Бориса Ахметова и Николая Моисеенко не дают выпасть из приоткрытой двери спешащего экспресса, затягивая пассажиров вовнутрь. Перец, как и всегда, подвижный, извивающийся всем телом, тазовыми мышцами будто толкающий ритм. Бутылка с водой, раскидывая блики, прыгнула и покатилась в зал. Она — антураж, составная, естественная часть происходящего. «Прогулки по Венере» запомнились мощным, с большим количеством обертонов басом Петра Дольского. «Мы с тобой в свободной атмосфере!» — поёт Дмитрий.

«Сейчас на сцену выйдет герой рок-н-ролла Дмитрий Четвергов», — объявляет Перец. Друг поздравляет друга с выходом альбома и великолепной командой музыкантов. Звучит композиция «Вот и всё». На самом деле программа концерта почти пополам включила в себя вещи с новой пластинки, а также старые и напротив совсем свежие, ещё не слышанные публикой песни.

На удивление презентация содержит много медленных композиций. На «Еду по Волге» Перец берет белую клавитару. Экзотика для современной сцены, когда-то этот инструмент был для фанкеров обычным делом. Неожиданно у солиста впервые с начала концерта возникло трогательное вибрато. Оно пробилось из неведомых глубин души и ни коим разом не может быть искусственным. И вот уже финал, в котором соло на двух клавишах – сам Дмитрий Перец и Владимир Луизо. «Медленный блок завершает поп-баллада «Это любовь», — объявляет Дмитрий и продолжает, — сегодня весь вечер рядом со мной прекрасная Дарья Нетунаева»  Фактически в музыке существуют два варианта тембрального подбора голосов в смешанных дуэтах: первый — резкий мужской плюс мягкий, цвета (sic!) топлёного молока, женский; второй — сладкий мужской и резкий женский. Бывает, конечно, и по-другому, но то, скорее, случайные исключения. Перец выбрал спорный вариант: к собственному резкому он добавил звонкий и отнюдь не соул-мягкий вокал Нетунаевой. Конечно, это был ход ва-банк, но чутьё композитора и продюсера Дмитрия не подвело. Первая кульминация концерта, и публика покорена.

«Другая песня, другой костюм….», и вот уже исполнитель «торчит, как шпала». Песня, достойная ротации на радио (кто бы из программных директоров ещё о ней узнал….). А следом – заглавная вещь нового альбома, размеренная, немного сюрреалистичная, уводящая настроение во фьюжн «Ни слова про любовь» и размеренная «Озеро».

«Вечер, свечи, опять песня про любовь…». Говорят, композицию «Только ты» не слышали даже близкие друзья Перца. Самая настоящая премьера. «Ты, Ты, Ты …. и только Ты»…. Да, именно так, каждый раз с большой буквы. И это не слова из песни Агузаровой, как кто-нибудь мог подумать. Это совсем другое. Пропали игривые интонации, ушла ритмика тела. Он стал совсем другой. Изменился взгляд, даже звук голоса. Вторая кульминация концерта. И я поверил Дмитрию, его голосу, взгляду, каждой интонации. Музыканту заставить слушателей и зрителей поверить себе — это многого стоит!

Впереди мощный финал – «Надо поработать» и «Двигай небо». На сцене вновь полный состав Бенарес-экспресс. В ход идёт «московский фанки-код». «Фанки-мьюзик наглухо заводит», бурлящий грув заставляет подорваться с мест и танцевать. Звучит развёрнутое нервическое соло Бориса Ахметова, а сам Дмитрий Перец в этот момент – один сплошной нерв.

Всего полтора часа и презентация закончена. Конечно, публика не дополучила своих эмоций и требует продолжения банкета. К сожалению, на бис звучит только одна песня – «Надо поработать» — эдакий шутливый мотиватор, резкий, как фанк, острый, как Перец. Слушатели расходятся, получив от Бенарес-экспресс инъекцию адреналина и учащённого пульса.

Что ж, Дмитрий Перец, ждём продолжения банкета. Как поётся в одной известной песне, «надо поработать».

Полный фотоотчёт Ольги Тимоховой здесь

Читать на сайте

Дмитрий Перец: «Я не могу остановиться!»

Андрей Ордальонов, специально для MUSECUBE

06.01.2016 

4 января в «Клубе Алексея Козлова» состоялся концерт «Бенерес-Экпресса», проекта Дмитрия Перца. Как и несколько месяцев назад, тот же уютный зал на втором этаже. Однако, с тех пор многое поменялось: эксперименты со звуком, эксперименты с составом и, как следствие, со стилем дали о себе знать. Программа почти та же, что и в конце мая, те же соло-инструменталисты — Борис Ахметов (гитара), Владимир Луизо (клавишные), Константин Лиховид (саксофоны), — а звучит иначе. Ещё резче, ещё грубее, ещё акцентированнее… Концерт начинается с ультрарезкого битбокса Бориса Голика, ставшего участником группы с лета. До этого Голик работал с проектом Jukebox Trio и Дмитрием Маликовым, он — обладатель красивого тембра и прекрасного голоса с огромным диапазоном. Появление Бориса в Бенарес-Экспресс поначалу казалось мне не очевидным приобретением. Теперь же всё встало на свои места: вокал горький и вокал сладкий, вокал резкий и вокал мягкий – две стороны одной медали. Перец берёт на себя энергетику: «Всеподчиняющий ритм», «Прогулки по Венере», «Телевизор», а Голик исполняет лирику: «Как твои дела», «Запах разлуки» …

«Всеподчиняющий ритм» начинается с битбокса, а заканчивается фирменной оттяжкой конца слова «ритома» вместо «ритм» с обрывом на полувздохе, когда бы ещё петь и петь, но нет, «РИТМ-РИТМ-РИТОМА». И тишина…

Между тем, Бенарес-Экспресс продолжает свой путь. Остановки по требованию, по желанию, да и просто так. Премьера композиции «Новый год» — необычной, сказочной, сюрреалистичной. Текст песни был написал довольно давно и с тех пор отлёживался, ожидая своего часа. Хорошие песни, как хорошее вино, должны приобрести, должны впитать вкус и настроение, и лишь потом быть представленными публике.

Приход в группу Бориса Голика совпал с частичным утяжелением звука. Стало больше электроники, а ритм-секция в лице Дмитрия Сланского и Петра Дольского, как кажется, только кайфуют от этой тяжести. Как сказал много лет назад один известный бас-гитарист, «наконец-то мою любимую бас-гитару будет слышно!» Предел тяжести – вещь «Прогулки по Венере», где тяжелейший фанк набирает сока фьюжн-мелизмов и приобретает электронный грув, уходящий в гранж-панковые выкрики.

Дмитрий Перец уступает место молодёжи. «Это любовь» — романтический дуэт бэк-вокалистки Дарьи Нетунаевой и Бориса Голика. Можно критиковать ребят разве за то, что, кульминация достигается слишком быстро, что не было поступательного развития, но на то она и молодёжь, им простительно. Вспомните строки Петра Андреевича Вяземского: «И жить торопится, и чувствовать спешит»! А между тем прозвучала песня восхитительно, аж мурашки по спине побежали. Зато «Только ты» Дмитрий Перец не уступил никому. На сцене никого лишнего. Надрывная, авторская, она может звучать только от него, её родившего, её пережившего.

Дмитрий поёт песню «Другая». Песня то другая, как и костюм, и много ещё чего, но жизнь та же, одна она. В ней есть диезы, и есть бемоли. Это вам не ля минор, как, впрочем, и ещё много того, в связи с чем «Надо поработать». И Перец работает, ведь он не только композитор, поэт и музыкант, но ещё и известный продюсер, двигающий музыку, которая претендует в нашей стране на популярность. Несмотря ни на что, Дмитрий упорно скармливает ложку за ложкой своего экзотического музыкального зелья вяло упирающейся публике. «Как хорошо, что с возрастом мы в чём-то остаемся неизменными», — говорит Перец, оставаясь, как и 10 и 20 лет назад, подвижным, ритмичным и энергичным, и подытоживает «Я не могу остановиться! Не могу и не хочу!».

Бенарес-Экспресс отправился дальше, но при желании ещё можно успеть на последнюю подножку, ухватив счастье грува на следующем концерте. Это фанк. Резкий, звонкий, бескомпромиссный, стильный и … русский. Все, кто не слышал, что такое Дмитрий Перец & Бенарес Экспресс, обязательно приходите! Те, кто слышал и знает, приходите тем более!

Читать на сайте

Димитрий Перец («Бенарес Экспресс»): Выход из бэкграунда

Юлия КАЛАШНИКОВА (InRock Magazine)

21.11.2016 

Московский музыкант, вокалист и композитор Димитрий Перец — из тех, кто держится в тени. Да и выбрал он стиль, в котором сразу ясно, что будет трудно: западный фанк-рок с текстами на русском языке. Не сказать, что «фанки» вообще в России не приживается — есть удачные проекты, такие, как Funky Soul Николая Арутюнова, концертный репертуар которых базируется на кавер-версиях англоязычной «классики жанра».

А Перец сочиняет собственную музыку. Он «вынырнул» к широкой публике с сольным альбомом «Приход» в 2000 году, — этот альбом запомнился редакции еще тогда, затем снова замолчал. И когда вдруг автор нашего журнала Юлия Калашникова предложила отрецензировать новый проект по имени «Бенарес Экспресс», названный в честь какого-то далёкого индийского города, я долго вспоминал, что же мне напоминает этот упругий, мягко-напряженный речитатив и манера сочинения… И, заглянув на сайт, вспоминал… да это же тот самый Перец. Который «Не могу остановиться» и «Я убью твой телевизор»!Эти 15 лет Димитрий провёл с пользой, или, во всяком случае, интересно. Накопилось и музыки, и опыта. И набрал великолепный большой состав, в который вошли суперпрофи фанки-джаза и даже экс-вокалист иркутских прогметаллистов Extrovert Борис Голик (не бойтесь, металла не будет, Голик давно уже в Москве и в эстраде). В конечном счете, «Бенарес» — тоже эстрада. Но в хорошем смысле. Или, как говорит автор — для изысканных слушателей. О новом альбоме, о вдохновении и о миссионерах на музыкальном поприще с Димитрием поговорила Юлия Калашникова.

ЁЛКИ НА ВОДЕ

Вы хорошо известны в московской музыкальной тусовке. Много и давно пишете, играете. Работали с Сергеем Минаевым, Дмитрием Четверговым, появлялись на «Муз-ТВ». Почему только сейчас создали группу, рассчитанную на глобальный резонанс?
Ох, хотелось бы иметь глобальный резонанс. А на «Муз-ТВ» был как раз мой сольный проект. Я по определённым причинам отказался от его продвижения. Как говорят сейчас – «забил». Были жизненные причины. У меня был даже период, когда я вообще хотел уйти из музыки. Так сложилось, что три года не занимался ею вообще, а работал менеджером. Это было в 2004 – 2006 годах. Но зато покатался, был по работе, например, в ЮАР… Ну, в общем, на несколько лет отошел от творчества.

Альбом «Приход» был записан до этого ухода?
Да, это был сольник. Я много занимался «бэкграундными» вещами, больше десяти лет создавал рекламную музыку, джинглы для радио «Маяк», «Европа Плюс», работал с «Машиной Времени», «Ва-банком». Был продюсером, аранжировщиком в спектакле «Нечаянная радость», который два или три сезона шёл на Малой сцене МХАТа.Для меня это тоже веха. Cередина 90-х годов. Фактически моя первая продюсерская работа, когда я рулил всей записью от начала до конца. Кстати, там были заняты звёзды нашего времени: Сергей Колесников, Ирина Апексимова и Валерий Николаев. Это был пластический спектакль. На сцене находилось всего три человека. Режиссером и автором музыки являлся Колесников, а я с большим удовольствием осуществил весь продакшн. Для меня это был хороший опыт в том смысле, что Колесников оказался достаточно интересным автором и дико подвижным актёром. Актёр в моём звукорежиссёрском смысле – это певец. В силу своей актёрской природы он подвижен и в вокальном смысле тоже. В результате получилось, мне кажется, очень эмоциональное действо, которым я очень доволен. С удовольствием ставлю это в свои заслуги, в свой плей-лист – в лист работ, сделанных с удовольствием.

А чем занимались после «возвращения в музыку»?
Было много побочных проектов, в которых я выступал как аранжировщик. Например, проект экс-солистки группы «Квартал» Софи Окран, одним из инициаторов и продюсером которого я был в 2008 – 2013 годах. Были постановки со спортсменами. Два года подряд — в 2012 — 2013-м, я писал для них музыку. Это был спектакль «Ёлка на воде», которую делала олимпийская чемпионка Мария Киселёва. Там происходило чудесное смешение жанров – и хореография, и синхронное плавание, и гимнасты, и скутеры. Такой «Цирк дю Солей» получался. В общем, замечательно, детки в восторге. Появилась приятная возможность написать музыку, которая будет понятна детям. Это же должна быть очень жесткая фильтрация материала, когда ты пишешь для детей! Мне звонили родители знакомых детей и говорили: «Вот наш пришел домой после спектакля и напевает мелодию из пьесы: ‘Сияет, сияет'». Считаю, что это лучшее признание.

Вы писали для спектаклей и слова, и музыку?
Нет, моя там только музыка.

НАДО ПОРАБОТАТЬ!

Дима, «Бенарес Экспресс» играет фанк и соул – музыку, не совсем привычную для уха российского слушателя. Кто не учился музыке, скажет, что она сложная. Почему выбрали такой стиль?
Ничего там сложного нет. Достаточно открыться и попытаться услышать сердцем, и музыка сразу становится простой. Она раскрывается в тот момент, когда впускаешь её в себя. Я стараюсь работать в том ключе, чтобы сложное стало понятным. Чтобы люди открывались этому, не задумываясь, насколько это сложно. Чтобы достичь этого результата, я придумываю простые, но сильные мотивчики. Это поп-музыка — но чуть-чуть более изысканная, чем мейнстрим. И, соответственно, я жду слушателей чуть более изысканных, чем те, кто слушает мейнстрим.

Почему тексты на русском? Это принципиально?

Конечно. Мы даже кавера не исполняем. И если и будем, то версии русских песен, а не переводы английских хитов. Я считаю, что если ты разговариваешь с публикой между песнями по-русски, то ты должен и петь по-русски. Если поешь по-английски, значит, и говори с людьми тогда по-английски.

Но, например, тяжелая музыка, как мне кажется, всё-таки плохо сочетается с русским текстом.
Это как поработать. С фанком тоже говорят, что не сочетается; с роком – не сочетается…

Но вот у вас — очень даже сочетается!
Потому что надо поработать. Надо понимать, что такое фонетика, что такое пение, что такое песенный текст. Это же не просто – сел и написал стих. У нас у многих получается «музыка на стихи», а не песни. Это очень большая проблема, на мой взгляд. Потому что хороших песенных авторов не так много. Люди не всегда увязывают музыку текста с музыкой нот. А это очень важно.

А как у вас получается – сначала музыка, а потом текст или все сразу?
По-разному.

Бывает сначала текст, а потом музыка?
Да. Бывает сначала фраза какая-то. Например, «надо поработать». Потом ты понимаешь, что «надо поработать» – это хорошо, хороший ритм. Ну и вокруг этого начинает всё собираться.

Написать текст – для вас легко? 
Ну, нет, нелегко. На самом деле, когда ты один, то трудно переключаться из ипостаси в ипостась. Потому что здесь ты – композитор, а там ты – аранжировщик. Это совсем другая задача, а ты-то – тот же самый. А еще ты – текстовик, которому надо вообще с другой стороны посмотреть на это всё. А дальше ты – продюсер, который вообще на этих троих должен посмотреть со стороны и сказать самому себе: «Нет, ребята, у вас здесь не так». А потом ты же – звукорежиссер, который говорит продюсеру: «Нет, чувак, ты загибаешь», а исполнителю говорит: «Сделай так». И всё время происходит это переключение. Вот это, скорее всего, сложно.

А если бы нашелся хороший текстовик, вы бы уступили место или нет? Или уже теперь вошли во вкус, легче выражать свои мысли?
Ну, быстрее. Если бы я услышал какие-то слова – такие, какие хочется спеть, то, конечно, с удовольствием поработал бы с таким человеком.

«ЗА ЛАЖУ НЕ ЖУРЮ»

Еще о совместном творчестве. Если вдруг кто из участников группы принесет свои композиции, что будет?
Я только «за». Мы поэтому и группа. Я, в принципе, всех пригласил поучаствовать в творческом процессе.

Кто-нибудь что-то принес уже?
Пока нет. Пока стесняются (улыбается).

Наверное, это потому что вы – очень требовательный начальник?
Ну, я даже и не начальник. Можно сказать, я – старший наставник, бэндлидер.

Они боятся, наверное?
Нет, конечно, не боятся. Мне кажется, я слишком мягкий. Я даже за лажу не журю.

А такое бывает?
Ну, всё бывает. Хотя, в принципе, все профессионалы и все замечательные. У меня всегда была такая концепция – работать с лучшими. Что в рекламе я выписывал музыкантов, что в каких-то продакшн-историях, я всегда стараюсь работать с хорошими исполнителями. Это единственно возможный путь создавать нормальные фонограммы и не тратить на это космические деньги. Потому что, когда приходит хороший музыкант, объясняешь ему задачу, он садится и играет с первого дубля. Всё, задача решена, спасибо большое, до свидания. Другая ситуация — когда начинаются все эти студенческие мучения: можно так, можно по-другому, а на самом деле ничего нет. Это заставляет нервничать и думать, что я зря потратил время.

Новый альбом грядет или как?
Да, судя по всему.

Что-то уже есть?
Половина-то точно есть. То, что мы сейчас поем в концерте, с того же «Прихода».

Эти песни войдут во второй альбом?
Я думаю, что часть песен войдет обязательно. Потому что сейчас все они предстали в другом виде, с другим движением. Надеюсь, что до конца года мы что-то выпустим – как минимум сингл.

Кстати, вы были в Индии?
Нет, в Индии не был.

А нет ли желания побывать там? Выступить с группой?
Было бы отлично. Только я думаю, что в Бенаресе концертных залов нет. Но вообще в коммерческом смысле, было бы, наверное, перспективно приехать с таким названием в Индию – «Бенарес Экспресс» (Россия).

Я вижу, что от концерта к концерту состав группы и количество музыкантов меняется. Почему это происходит?
Дело в том, что все музыканты работают в нескольких коллективах. Они там зарабатывают деньги, на которые кормят свои семьи. Пока у нас нет больших заработков, требовать не выступать в других коллективах, а играть со мной не за деньги я не могу. Поэтому я вынужден иметь запасной состав. За год переиграли 19 человек. Но костяк сохраняется. Мы рассматриваем замены как нештатные ситуации.

Хотелось бы расшириться, пригласить ещё музыкантов, как было на презентации?
Духовую секцию я, конечно, усилил бы при возможности, но пока её нет. И так нас восемь человек на сцене. Не каждый клуб вместит.

НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ

Недавно у вас состоялась запись с лауреатом премии Grammy Гайдном Бендаллом. Как это произошло, расскажите?

Это подарок судьбы в чистом виде. Бендалл приехал сюда уже не в первый раз, чтобы дать мастер-класс для звукорежиссёров Академии им. Гнесиных. Он приехал рассказать и показать, как надо записывать и сводить эстрадную музыку. Волею судеб мы оказались тем материалом, на котором он, собственно, это делал. Я даже не знаю, как расценивать то, что произошло… С одной стороны – это подарок судьбы. С другой стороны, не хотелось бы расценивать это как закономерность. Можно сказать, что для меня это – нечаянная радость. Есть даже такая икона «Нечаянная радость».Бендалл – англичанин. До 1991 года он был звукорежиссёром Abbey Road, а потом ушёл на «вольные хлеба». Но, насколько я понял, большинство своих проектов он писал на этой студии. Как он сказал: «Пока ты в штате Abbey Road, ты должен все сайд-проекты притаскивать туда». И, видимо, у него началось такое количество проектов, что он все их не мог притаскивать туда, и ушёл на вольные хлеба. Гадйн Бендалл – профессионал высочайшего уровня и… миссионер.

Что привело его в Москву?
Он очень добрый, тёплый и отзывчивый человек. Ему нравится делать хорошее людям. Организаторы мастер-классов от Академии им. Гнесиных оплатили ему только билеты. Т.е. он за свои деньги здесь снимал квартиру, кушал и т.д. Потратил пять своих полных дней на то, чтобы русских звукорежиссеров учить профессии. Это нереально круто. Он – не англичанин по образу жизни. Я понял, что ему просто нравится то, что он находит таких же тёплых и открытых людей, как он сам. И ему это даёт дополнительный заряд. Ему очень нравится в России. И, насколько я знаю, за этот год он уже третий раз в Москве. Кстати, он сводил последний альбом Линды, сотрудничает с несколькими здешними артистами. Когда я работал с ним, то удивлялся тому, насколько у него тонкий слух. У гитариста поплыла струна. Я этого ещё не слышу, а он уже слышит. Помимо каких-то технических моментов, Бендалл очень чётко слышит тот момент, когда надо нажать кнопку «Record», или чётко слышит момент, когда надо сказать: «Ребята, отдыхаем 15 минут». Т.е он реально воплощал то, что говорил звукорежиссерам. А говорил он им вот что: звукорежиссёр существует для того, чтобы создать артисту благоприятную атмосферу, в которой он сделает, возможно, лучшую запись в своей жизни. Не факт, что это будет лучшая запись у вас, как звукорежиссера, но ваш долг сделать всё для того, чтобы это была лучшая запись у артиста.Бендалл говорил: «У меня нет ни одной записи. Это всё альбомы артистов, с которыми я работал, а не мои. Вы должны это помнить». У режиссера не должно быть «эго». Это очень важно.
«Когда я свожу, стараюсь быть тем человеком, который наблюдает за тем, как я свожу. Стоит за моим плечом», – сказал он. Классно! Да?
Сотрудничество с Бендаллом для меня большой шаг — и внутренне, и профессионально тоже. Это огромная удача — просто посмотреть, как делают дело большие профессионалы.

А какая песня была записана?
«Фокстрот борьбы за мир». Это давняя песня, ещё на текст Кавалеряна. (Карен Кавалерян, автор текстов песен Николая Арутюнова («Лига Блюза») и других рок- и поп-исполнителей, — прим. ред.) Она должна была войти в мой сольник и не вошла, потому что я не находил её совершенной. И, слава Богу, что сейчас удалось к этой записи, к этой работе подогнать некие мысли, которые реализовались так, как меня устраивает. В результате песня получила свой звук. В этом есть и моя заслуга, потому что я переделал аранжировку, и заслуга Бендалла. В результате я очень доволен тем, что получилось. Это дало возможность мне прикоснуться к миру, в котором я никогда не был и вряд ли когда-либо окажусь. Когда рулят ребята, создававшие фонограммы, на которых я вырос!.. Когда я увидел послужной список Гайдна Бендалла, то насчитал десяток альбомов, на которых я реально рос. Некоторые — в чём-то поменяли мою жизнь. Бендалл делал эти альбомы, а я с ним разговаривал. С ума сойти можно!

«Я — ТАКОЙ!»

Откуда черпаете вдохновение? Как у Чайковского – надо поработать? Сел и начал писать?

Да, конечно. Надо поработать. Вдохновение приходит, но только если ты пашешь.

Песня – это отражение личной жизни, или не всегда?
Ну, когда – да, когда – нет. Вот «Реггей сибирских рек» – какая там автобиографичность? Никакой. А есть реально пережитые вещи.

Для кого ваша музыка?
Я думаю, что для таких как я, как вы.

А какой вы?
Я – такой, кому нравится ритмичная музыка с ясными мелодиями и с внятными текстами.

Не думали написать что-то глобальное? Какую-нибудь оперу, симфонию? Продолжение того, что делали детям. Может, какой-то подобный заказ поступит?
Вне зависимости от заказа у меня есть одна задумка. Не хочу пока раскрывать. Могу сказать лишь, что работаю над большим произведением.

Это будет с симфоническим оркестром?
Думаю, что да. Это будет с оркестром.

А когда? В следующем году?
Как Бог даст. Как напишется. Надеюсь, что в следующем году. Пока больше ничего не скажу. Вы обязательно узнаете об этом!

Юлия КАЛАШНИКОВА

Читать на сайте

© 2015-2016. Бенарес Экспресс